CТÃРЫЙ ГРИФ

Приветствую Вас, Гость


Регистрация
| Вход

ГЛАВНАЯ

Гитарный гриф

Гриф «секретно»

В зоне
логических аномалий

Статьи разных авторов

Олег Кригер

uCoz

•В ЗОНЕ ЛОГИЧЕСКИХ АНОМАЛИЙ••Солдаты в цирке не смеются

Ода инструкции

Что нам романы всех времён и стран!
В.Высоцкий

Я полагал, описание – здоровый талмуд, а оказалось, это небольшая библиотека тоненьких книжечек, плюс атлас схем. Донести всё это до аккумуляторной оказалось задачкой не из прос­тых, но выполнимых.

В общем описании быстро отыскалось: «Напряжение в конт­рольных парах второго и третьего рубежей – 18-20 вольт». В раз-деле, посвящённом емкостной, сыскались способы настройки всех звеньев, от антенн до исполнительных устройств. В книжечке по аккумуляторам содержалась рекомендация делать батареи по 22 элемента, даже если они на 1.5v.


Но жемчужиной данной библиотеки была книжечка, посвящённая типичным неисправностям. Вообще-то подобные перечни есть даже в пользовательских инструкциях бытовых приборов, и я могу рассказать несколько подлинных историй, как люди весьма далёкие от техники справлялись с ремонтом своих девайсов после прочтения этих страниц.

В этом перечне очень быстро отыскался пункт о динамике без трансформатора, шунтирующем систему и доводящем её до кучных сработок, был он написан совершенно так, как мне его зачитывала Стеллочка из своей толстой тетради, тут и стало понятно, откуда там такие записи взялись. Да, у нас обучение очень многим профессиям превращено в курсы стенографисток, с переписыванием под диктовку учебных материалов по теме и не совсем. Причём диктовка считается преподаванием.

Как думаете, могли авторы такого пособия не написать, что бывает при обрыве заземления пульта?

По идее, каждого неофита ЧАВО, прежде чем допустить до девайсов, нужно заставлять читать описание системы, и экзаменовать, как понял. А книжечку о типичных неисправностях заставлять заучивать если не наизусть, то очень близко к тексту.


Всё же не удержусь, расскажу одну историю. Как-то летом в выходной, «отдыхаю» на даче, вдруг звонок. Коллега по работе приобрёл цифровой ресивер, просит помощи в подключении.

– Инструкция есть?

– Есть.

– Читай и делай, как написано.

И что вы думаете? В понедельник на работе он поблагодарил меня за дельный совет.

И этот совет я даю всем своим читателям: ребята, читайте инструкции, они, без шуток, сеют разумное, доброе, вечное.





А с Прощельчука всё было как с гуся вода. По поводу емкостной он остался в уверенности, что есть два равноценных способа настройки, выбор – дело вкуса... «Лет пять назад с Чегабана приезжал один майор, он показывал какой-то другой способ настройки, но я его не воспринял».

И со всем остальным как-то так же.

Естественным образом возник вопрос: а сам Прощельчук опи­сание читал? Судя по тому, что знал потребляемый пультом ток, иногда начинал, но никогда не добирался даже до напряжения в контрольной паре, утомлялся.


Лет за десять до того знакомые студенты рассказывали о лабораторных работах с «чёрным ящиком». Они расписывали это так, словно стремились вызвать зависть. Я восемь месяцев проработал с конгломератом «чёрных ящиков», и порядком утомился.


Оторвал меня от чтения телефонный звонок:

– Чем занимаемся? – поинтересовался Бушинский.

– Читаю описание системы.

– Хрен ли его читать?! Работать надо!!!

Баланс

Забарахлил один участок емкостной. То есть, хорошо он и не рабатывал с самого Затишья, а тут совсем пошёл вразнос. Не в силах бороться с этой стихией известными нам методами, мы его отключили. Лёвка сбегал до Прощельчука и доложил ему о содеянном. Шеф вполне благосклонно отнёсся к такой шалости, но велел в ближайшее время всё исправить и подключить. Мы филонили, сколько могли, пока начальник не поставил вопрос ребром, вплоть до оргвыводов.

Ни хрена не понимаю в этой конной авиации! Три участка не работают не пойми-разбери почему, и кадавр уверяет, что всё нормально, стоило отключить ещё один из-за трудноустранимой неисправности, и он роет землю копытом, сделайте, и всё тут! Вообще-то, по здравому размышлению, он – старший специалист, и это его обязанность диагностировать, выявлять, и прочее.

Левка, не зная, что делать, был на грани паники. У меня из каши в голове, образовавшейся от форсированного чтения описания, вдруг выкристаллизовалось: «Там разбаланс плеч страшный, надо устранять». Левка очень смутно, но понял, о чём это, и мы отправились выполнять работу, которую минимум 99% ЧАВОшников, включая Прощельчука и нас с Лёвкой на тот момент, никогда не делали. Теория в очередной раз не подвела: за два часа с небольшим мы домучали плечи до идеального баланса.

В следующие два года несчастный участок дал одну сработку «по неустановленной причине». А через две недели после балан­сировки Прощельчук почти уверенно стал обвинять нас, что мы с этим участком ничего не сделали, и оставили отключенным. Проверить подключение он не мог, это был таиров участок, и добраться живым-здоровым до ящика с аппаратом мог только я.

Оскорблённый подозрениями Лёвка прошёл по внутренней тропе, и имитировал побег. Всё сработало, Маэстро был доволен нами. Лёвка тоже был доволен счастливым исходом, но больше его на такие свершения подбить не удалось, хотя кособоких участков у нас было больше половины

Юноша бледный

Появился новый ЧАВОшник. Да, тот самый. Взяли на долж­ность вышкаря, а работать определили к нам. Будто сразу нельзя было так сделать. А и постоял бы на вышке зимой, когда каждый человек был на счету, не повредило бы. Звали юношу Кевин Калкин. Был он помесью эльфа и гнома. Я думал, эти расы вообще не скрещиваются, оказалось, бывает.

Прощельчук вызвал нас на пульт, представил нового воина, и тут же прочёл ему лекцию минут на десять... «Чё-та кажется мне, мужичок не больно-то в электронике смыслит» – сказал Кевин на том же самом месте, где я когда-то давно говорил то же самое Серёге. Чтобы продолжить дежавю, мне следовало сказать про суперпульт, наличием, а то и существо­ванием которого мы всецело обязаны Прощельчуку, но я лишь малодушно покивал в ответ.


Когда я попытался объяснять ему устройство и функцио­нирование емкостного приёмного, с тем, чтобы перейти к настройке оного, он вдруг заверещал:

– Я так плохо понимаю, ты мне лучше напиши!

Этим он меня крепко озадачил. Согласитесь, поведение странноватое. Но решение нашлось.

– Так ты читать любишь! Вот описание, читай, набирайся ума, становись специалистом.

Связи в мироздании

 
Если совпадений больше двух,
то это уже не совпадения
В.Суворов

Прощельчук припёрся в аккумуляторную, и огласил своё решение: его преемником будет Лёвка. Я вздохнул облегчённо: до сих пор полоумные приматы всё спрашивали с меня, наконец у нас есть официальный козёл отпущения.

Через пару дней Кевин с утречка побежал жаловаться Таращенко, что ночью к нему заявился пьянущий Лёвка, и потребовал идти с ним. «Феона, я его будущий начальник, я его забираю» – заявил он. Феона, крепкая тётка, заметно старше и крупнее и Кевина, и Лёвки, повидавшая жизнь, просто выкинула зарвавшегося орка из прихожей, так, что он морду ободрал о ступеньки.

Но насладиться переживаниями по поводу случившегося нам не удалось: снова заголосил третий «Пион», а тут как назло принесло примата с дивизии, в чине генерал-ефрейтора. Услышав такую частоту сработок, он потребовал в кабинет комбата всё отделение ЧАВО, в полном составе. Пришли мы трое, Прощельчук фалломорфировал настолько, что данный приказ его будто и не касался.

– Кто из вас старший? – заорал примат.

– Дык... наверно... я... – пролепетал Лёвка. Колхоз, прости, господи.

– Что «я»? Представляться по форме не обучены?

– Сержант Задов.

– Вот что, Зотов, даю час времени, техника должна быть приведена в порядок! Так, как сейчас, быть не должно! Идите!


– Что делать? – Кинулся ко мне Лёвка, когда мы вышли. Вид у него был такой, будто он только что ходил в атаку на укреп­лённые позиции, захлебнувшуюся из-за огромных потерь.

– Подумать надо.

– Думай быстрее!

– Не понужай, думать и решать теперь твоя работа.

– У-у... Чё делать?
Мы вышли на улицу, ветер чуть не валил с ног.

– Ветер! – пронзила меня догадка.

– Ну да, ветер, делать-то что!

– Третий «пион» барахлит в сильный ветер, никогда больше! Это потому, что приёмное закреплено на опоре вышки. Вышку качает ветром, а там антенна остронаправленная, и реле – хлам! Не то, так это... Надо переносить приёмное на более стабильное основание, а пока, для начала, опустить как можно ниже.

Через полчаса ветер прекратился, смолк злосчастный рубеж. Как особист из блиндажа после боя, появился Прощельчук. Лёвка доложил ему все наблюдения и соображения.

– Что? Вот так, за опору вышки? – вид у кадавра был ошарашенный, у меня, наверное, тоже.


Вскоре Прощельчук написал для пультисток таблицу-под­сказку, чтобы не терялись, какие посты вызывать при сработках тех или иных участков и рубежей. Ещё, непонятно зачем, в этой таблице было проставлено количество комплектов «пион» на каждом участке. Ошибка имелась и без этого, а тут добавилась ещё одна. Такое знание периметра иначе чем позорным не назо-вёшь.

Потом Лёвка приволок материальные описи, где значился «ОСЦИЛОГРАФ». Я мал-помалу привыкал.

Рукожопый монтаж

 
Завтра начнутся разборки и склоки,
И потекут переменные токи,
Только сегодня не трогай структуру,
Сдуру загубишь халтуру.
Элис Джексон

Плохая работа аппаратуры на периметре во многом являлась следствием двух грехов: работы на «отвяжись» при монтаже, и нежелания-неспособности что-либо исправить в дальнейшем. Мы помним, как аппарат работал на твёрдую двойку из-за головотяпства в монтаже динамиков, а техник ещё и раздражался от предложений заняться данной проблемой. А по моему прос­тецкому мнению, крайний срок устранения такой неисправности – к вечеру. Здесь же закон Ома в чистом виде.

Приёмное радиолучевого датчика было расположено на опо­ре вышки при её постройке. Модели и экземпляры менялись, посадочное место оставалось. На момент открытия мною связи между сильным ветром и неисправной работой «Пиона» вышке шёл семнадцатый год.

Плечи антенн емкостной должны быть равны по ёмкости, у нас же на большинстве участков разбаланс превышал все мыслимые допуски, на некоторых уже не на проценты, а в разы. То есть, разделительный кронштейн поставили как запотемилось. Если бы хотя бы шагами повымеряли, так плохо не было бы.


Но Гран-при в данной номинации я присуждаю Лёвке. Однажды ему было поручено смонтировать у входа на пульт щиток, в котором находились бы трубка связи с оператором пульта, осуществляемой через встроенный в пульт коммутатор, и выключатель светильника над входом. Тут «Ночь-12» проде­монстрировала потрясающую, истинно военную прочность: сгорело в разы меньше деталей, чем вы предположили, и даже ни одна плата не обуглилась.

И даже сгорело всё не сразу, а через некоторое время, по за-кону жанра ночью, и конечно, когда я принял успокоительного двух сортов. Дежуривший в ту ночь старший прапорщик Винни-Пух на собственном «жигуле» собрал нас троих, но увидев, что я в дверь попадаю с третьей попытки, съездил за техником другой колонии, «девятки». но презабавно, Прощельчука он, как я понял, даже не стал беспокоить.

Прапор с «девятки», недолго думая, поставил запасной блок из ЗиПа взамен сгоревшего, и уехал досыпать. Через несколько дней всё сгорело снова, но я уже был трезв, и быстро доискался до причины.

А ещё Серёга рассказывал, как однажды на одном участке смонтировали над основным ограждением спираль Бруно. Вечером включили свет, она и засветилась. Красота неописуемая! Дело в том, что такая спираль должна быть заземлена с обоих концов, а тут по разгильдяйству один конец подключили к фазе освещения. Ладно, только сама спираль сгорела, забор и кабели бог уберёг.


Разумеется, я знаком с сентенциями, что людям свойственно ошибаться, что не ошибается тот, кто ничего не делает, сам, разумеется, не без греха, но когда ошибки допускаются на каж­дом шагу, а потом годами и десятилетиями не исправляются, выполненный монтаж даже не проверяется, это не работа.





Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: