CТÃРЫЙ ГРИФ

Приветствую Вас, Гость


Регистрация
| Вход

ГЛАВНАЯ

Гитарный гриф

Гриф «секретно»

В зоне
логических аномалий

Статьи разных авторов

Олег Кригер

uCoz

•В ЗОНЕ ЛОГИЧЕСКИХ АНОМАЛИЙ••Куём орала

Высоты инженерной мысли

После этого я стал объектом пристального внимания техотде­ла. Маргарита частенько беседовала со мной по вопросам закал­ки. Признавая (а куда бы она делась) хорошие результаты моей работы с отвалами, она продолжала увещевать к соблюдению правильной, по её мнению, техноло­гии. Замучился втолковывать в ответ, что её технология неправильная, и что её соблюдение и хорошие результаты – взаимоисключающие параграфы.

При этом удалось узнать, что автор этой дурацкой техноло­гии – её бывший сокурсник, преподававший ныне металловеде­ние и термообработку ещё и не в одном местном вузе. Узнал ответ и ещё на одну загадку. В технологии изначально была заложена сталь ст45, позже заменена на ст50. Непонятно…

– Когда мы пытались делать из сорок пятой, у нас растрески­валось…

– Это я понимаю, почему заменили с повышением содер­жания углерода?

– Дык… Сталь пятьдесят дороже, мы решили, что будет лучше…

– Почему отпуск лемехов установлен в 400°?

– А что не нравится?

– Не соответствует заданной твёрдости.

– Какая тут связь?

И всё в том же духе.

Политическая агитация

Как-то зашёл в мастерскую электриков перекурить-поболтать. Тут ко мне подсел крепкий дедок, и повёл агитацию за коммунистов с явным намерением вовлечь меня в РСДРП(б). Несколько лет дедок был освобождённым партийным секретарём завода, занимал отдельный кабинет, а тут на тебе! Из кабинета выгнали, должность упразднили, теперь работает электриком и возглавляет подпольную коммунистическую ячейку.

Спросил его, в чём он видит причины столь резких перемен, и получил целую театральную миниатюру. С запредельным драматизмом в голосе, мимике и жестикуляции защитник угнетённых стал рассказывать про ползучую контрреволюцию, задушившую прогрессивный вектор развития.

Эх, дедушко, что ты видел из своего кабинета! Видел ли ты товарные базы, набитые под завязку, с диким превышением норм складирования, в то время, как в магазинах ветер гулял? И где была могучая воля несгибаемых ленинцев? Почему не прекратили это безобразие? А знаешь ли ты, сколько позорных уродов получили офицерские звания и сделали карьеру при власти КПСС? И Прощельчук получил свои классности тогда же.

И я спросил, какие выводы сделали коммунисты из произошед­шего, какие меры планируют принять в случае возвращения к власти, чтобы не повторить свой провал? Дед прямо взвился в негодовании. Пересыпая речь матом, он загавкал: «А ты на хрена женился!? А может, разведёшься через год, не задумывался?»

Да-а, сильная личность! Кто-то должен пойти на баррикады, чтобы вернуть его в уютный кабинет, а он не собирается ничего исправлять, и оставляет за собой право снова всё про…

Облом Маргариты

Хозяйничаю я у печки и пресса, делаю отвалы. Работа спорит­ся, душа поёт, вдруг в цех влетают Маргарита с помощницей. Не на мётлах, ножками перебирают со скоростью полёта. В руках у каждой ручка и блокнот, подбегают запыхавшиеся ко мне: «Рассказывай!»

А случилось вот что: за неделю-другую до этого завод отправил по железной дороге партию отвалов. 300 штук. До заказчика целыми доехали немногие, бо́льшая часть полопались доро́гой. Естественно, рекламация, Маргарита пишет доклад, как я всё делаю не по ней, однако директор отличался от зоновского «хозяина» тем, что ему было не лишь бы кого-то наказать непонятно за что, а надо было реально разобраться.

Была произведена сверка номеров и дат, и было чётко установлено, что эту партию делал Другой Человек. А я в это время в отпуске был. Не в том, который термическая операция, а в том, в котором отдыхают. И вот совещание, радостная Маргарита встаёт, начинает читать свой пасквиль, но директор грубо обрывает этот поток сознания вопросом: «А к работнику Другой Человек претензии по соблюдению технологии имеются? Нет? Отлично! Два дня сроку, изучить ЕГО метод, оформить, как полагается, и мне лично на утверждение».

Вот Маргарита и примчалась прямиком ко мне, с тем самым блокнотом, страницу на бегу перелистнула.

Секреты мастерства

Вот, наверное, удачный момент рассказать секрет высокогор­ных подземных мастеров, который я вспомнил в новогодние праздники, теперь уже прошлые, с тех пор ещё одни прошли. Вот так идёт время, целый год я – премьер-термист при мелком терроре Маргариты.

Дело в том, что некоторые марки стали не любят долго быть без отпуска после закалки. Напряжения нарастают, детали лопаются. Ст50 относится именно к таким, поэтому в своё время отвалы и начало рвать. И лишь одна хитрость смогла выручить: если деталь охлаждать не до полного остывания, а примерно до требуемой отпускной температуры, за счёт этого оставшегося тепла и произойдёт вполне качественный отпуск.

Это высший пилотаж в термообработке, получилось, что с отва­лами я выполнил завет начальницы техконтроля сразу с закалки выдавать готовую по свойствам деталь. В принципе, если бы было установлено сажать на отпуск 10 отвалов, а не 20, проблемы бы не было, с одной оговоркой: при правильном режиме отпуска. Наш высокообразованный болван заложил 200°, это ни о чём, по уму надо 350°. Таким образом, самоотпуском я решал сразу две проблемы, вызванные грубыми ошибками «технологии».

Вот поэтому мои отвалы не лопались. И кто в теме, конечно, поняли, что они были не белые, а бледно-синие.

Пророк

Ненавязчиво мне было предложено поступить учиться за счёт предприятия с перспективой карьерного роста.

– Так 38 лет уже!

– Ничего, ещё успеешь сделать немало хорошего.

– А, где наша не пропадала!

– Завтра в 13-00 в двадцать седьмом кабинете пройди тестиро­вание.

На «Почвомаше» шла серьёзная оптимизация. Никого не увольняли, но многих перемещали. Чтобы проделать это по уму, в штат был зачислен психолог-социолог, молодая женщина. Все перемещаемые, а заодно и вновь принимаемые проходили тестирование. Меня этот процесс никак не затрагивал, но вот, случилось.

Прихожу к нужному времени к нужному кабинету, там уже ждет незнакомый мужичок. Смотрит на меня удивлённо:

– Эт что, и вас, с блока цехов, сокращают?

Ничего не отвечаю. Мужик начинает докладывать обстановку, и добивается вопроса:

– А что, сейчас ещё и в охрану устроиться можно?

– Но ты же лезешь!

– Я? В охрану?

– Ну не я же… Хотя да, и я тоже.

– Вот что, мужик, во-первых, я не с блока цехов, во-вторых, меня не сокращают, в-третьих, я не лезу в охрану.

– А зачем же ты здесь?

– На повышение.

– Директором завода!? Ха-ха-ха!

Да-а, дурак редкостный, рафинированный, от такого точно хотят избавиться.

Но тут пришла наша вершительница судеб, пригласила нас и ещё нескольких подошедших в кабинет, оказавшийся учебным классом, началось тестирование. После нескольких тестов она всех кроме меня отпустила, я – случай особый, повышенная ответственность. Тот мужик, уходя, похвастался мне: «А я наугад на все вопросы галочки ставил! Ха-ха-ха!» А я получил ещё несколько тестов, и сел решать. Вера Николаевна, так звали нашего психолога, стала просматривать результаты.

– Да-а – произнесла она вдруг, – Мужчина, что вон там сидел – она показала на стол, где сидел ясновидящий – такого навертел, хоть к психиатру отправляй!

– Сочувствую.

М-да! Я задумывал синдром пророка как пародию на афганский синдром, а в результате вполне корректно описал симптом шизы.

Исход

Если кто-то подумал, что теперь я составил технологию обработки отвалов по уму, Маргарита оформила, и всем стало хорошо, то он ошибся. Я-то составил целую программу изменений, начиная со смены марки стали на ст45, заканчивая режимом отпуска на 350°, но ей понадобилось спорить по каждому пункту.

– А давай отпуск сделаем четыреста!

– Зачем?

– Лемеха отпускаем на четыреста, поэтому сейчас две печи стоят под отпуск лемехов, две – под отпуск отвалов, а тут все будут одинаково, удобнее.

– Четыреста на лемехах – тоже ошибка. Надо на те же триста пятьдесят!

– Нет, давай четыреста, и время сократим.

Вот уже обкакалась до коленок, а всё надо умность показать. Саботаж, в натуре. Тут директор допустил ошибку. Надо было поставить условие так, чтобы он подписывал после меня. Те извращения, что ему преподнесла Маргарита, я бы хрен подписал.

А она, обгадив мою технологию, стала искать другие пути. Её новая идея заключалась в том, чтобы калить отвалы в масле. Определённые плюсы у такого решения наблюдаются, вот только совмещённый с прессом закалочный бак был для этого слишком мал. Возгорания были неизбежны. Некоторое время я боролся с этой идеей, в конце концов подал заявление по собственному. Гореть как в танке в мои планы не входило.

Шёл 1999 год. Именно в этом году был сформулирован эффект Даннинга–Крюгера.


Через несколько лет на другом предприятии я встретил мужичка, с которым работал на «Почвомаше». Он рассказал мне, что действительно, произошло несколько серьёзных возгораний, после чего Маргарита нашла ослепительное в своей гениальности решение: не калить их вообще.


Теперь за «Почвомаш» пьют не чокаясь.

Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: