CТÃРЫЙ ГРИФ

Приветствую Вас, Гость


Регистрация
| Вход

ГЛАВНАЯ

Гитарный гриф

Гриф «секретно»

В зоне
логических аномалий

Статьи разных авторов

Олег Кригер

uCoz

•В ЗОНЕ ЛОГИЧЕСКИХ АНОМАЛИЙ••Солдаты в цирке не смеются

Спокойные выходные

Вдруг выдались спокойные выходные. Всё творился дурдом, в выходные и ночами меня постоянно вызывали на периметр то по случаю неисправностей, возникающих из-за рукожопого монтажа, то перестраивать емкостные за двумя обалдуями, неспособными освоить нормальный способ настройки.

И вдруг – тишина. Не совсем, правда: в воскресенье утречком позвонил Прощельчук, и поинтересовался, что я делал с десятым «Пионом». Сердце чуяло неладное, и не ошиблось.

Прихожу в понедельник на службу, весь аппарат в висячем состоянии. Явно замыкание в линии питания. Нахожу замкнутую ветку, это оказывается полевик, и иду по нему. Упираюсь в стену аккумуляторной, полевик ведет на крышу. Лезу на крышу, и что вижу... Полевик разорван, зачищен, и примотан изолентой к находящейся здесь телевизионной антенне, с которой идет сигнал на всю зону.

Докладываю об этом Прощельчуку, и он трагедийно хватается за голову. Минут через десять все приходит в норму, и счастливый благополучным исходом Прощельчук не стал томить неведением, и рассказал, как такое вышло.

Его рассказ будет скучен и малопонятен для непосвящён­ных, поэтому я предлагаю свой пересказ случившегося.

Две башни

В пятницу Белоснежка, уже беременная, заступила в ночную смену, а Прощельчук – ответственным по роте. И решил он порадовать свою подругу, принеся на пульт маленький телевизор. Чтобы в полной мере оценить великую красоту этой идеи, необходимо учитывать, что пульт является постом боевого дежурства, а дежурный оператор – часовым.

Но телевизор не захотел качественно принимать каналы в помещении пульта, и наш технический гений стал искать способ исправления этой нестыковки. Пульт и аккумуляторная располагались в двух башнях, возвышавшихся над зданием, где много чего размещалось. Над аккумуляторной соблазнительно возвышалась телеантенна...

Прощельчук вышел на основную крышу, и обнаружил бесхозный полевик, один конец которого располагался возле пультовой башни, а тело устремлялось в сторону аккумулятор­ной. Решение созрело мгновенно. Не помешал бы ещё бойкий исполнитель, чтобы не лазить на башню самому.

И тут нечистая сила принесла на пульт Гришку.

Гришка

Гришка был питекантроп, выращенный генетиками из отко­панной археологами кости, и пристроенный на зону в порядке эксперимента по социализации. Морда его всегда выражала экс­прессию рвотного позыва. Поэтому я держался от него подальше, неровён час… А вот у Прощельчука завязалась с ним тёплая дружба. Возможно, потому, что Гришку жена (она же Лёвкина сестра) иногда выгоняла из дома, и он ночевал в аккумуляторной.

Работал он собаководом, да ещё и в одной смене с Белоснеж­кой. Проходя по периметру, он привязал собаку к ограждению, и за­шел на пульт на огонёк. Тут только его и ждали. Прощельчук дал ему задание пройти по указанному проводу, и узнать, куда он ведет. Гришка с энтузиазмом кинулся исполнять. Не сказать, что на крыше было уж очень много проводов, но дураку запутаться хватило.

Скоро у Гришки в руке оказался другой такой же провод. Несомненное преимущество нового провода перед старым состояло в том, что проходил он через крышу аккумуляторной, точно под мачтой телевизионной антенны, в то время, как старый вёл… что пристали, не удалось выяснить, куда он вёл, но об этом чуть позже.

Итак, Гришка вспорхнул с крыши КПП на крышу аккумуляторной, и обнаружил на проводе скрутку, прямо, где надо, прямо, как по заказу… Доложил о такой удаче вниз, получил «добро»...

Мастер

На этом я разрешил не продолжать, надоело. И так было ясно, что когда Гришка рвал скрутку, произошла сработка, чему Прощельчук не придал ни малейшего значения, мало ли их было на его веку, а потом они вернулись на пульт, и увидели, что пока они трудились на благо, в аппарате что-то злостно сломалось...


Кадавр с не­скрываемым облегчением скрылся в желаемом направлении, а Лёвка резко озаботился вопросом, куда же ведёт полевик, с которого его зять начинал свой поиск. Он сделал три попытки, и все три раза приходил к злосчастной антенне. М-да… Я-то думал, орки превосходят в развитии гоблинов и питекантро­пов, а Лёвка так тормозит, да ещё при свете дня.

Я сходил в аккумуляторную, принёс телефонную трубку, подключил к злосчастному полевику. «Всё уже знаем – сказал голос невнятной гендерной принадлежности – не отчаивайся, чем-нибудь, когда-нибудь это закончится». Я выдал трёхэтажную конструкцию, и рывком отсоединил трубку. «Вот и я о том же…» – прогнусавил ошивавшийся неподалёку Лёвка.


После Стеллочка и Белоснежка уверяли, что я должен уважать Прощельчука за то, что он субботу и воскресенье проторчал на пульте. Вопрос, не стоит ли уважать меня, посколь­ку справился с проблемой за 15 минут, они находили нескромным.

Нет, уважать надо недоумка, которому за два дня даже в форме версии не пришло в голову, что это они с Гришкой накулемесили. В воскресенье утром менялась с ночи пультистка, сидевшая в пятницу в день. Она сказала ему, что я что-то делал с десятым «Пионом», кадавр кинулся звонить мне. И это было единственным за два дня действием по выяснению причины аварии. По устранению было предпринято ещё меньше.

Да он ли это так недавно распекал меня за недостаточную заботу об аккумуляторах. А держать их двое с половиной суток в замыкании – это ерунда. Отсоединить в голову не пришло.

И ещё: когда всё только заработало, расслабившийся от радости Прощельчук признался, что у него неоднократно система висела в аварии по месяцу и больше, «и когда наконец, находил причину, долго-долго смеялся, из-за какой ерунды... »

А между тем, у него была классность «Мастер».

Наклонности Кевина

Кевин, вполне предсказуемо, не стал читать описание, и ни­какого профессионального роста не продемонстрировал. Зато очень быстро у него выявились сразу две порочные наклонности.

Первую назовём «антенная болезнь». Незадолго до описывае­мых событий в Зурбагане было всего два телеканала, и коллек­тивные антенны на крышах домов были рассчитаны только на них. Но вдруг за короткое время появились ещё четыре канала, требовавшие для приёма антенн с другими параметрами.

Антенная лихорадка охватила немало жителей города, но у Кевина это протекало в особо тяжёлой и извращённой форме. Через день да каждый день он притаскивал очередной технический журнал с описанием чьего-то креатива и демон­стрировал нам со словами: «Вот это антенна, так антенна! Такую хоть в землю закопай, будет показывать!»

Тут же он пытался воплотить очередную конструкцию из подручных материалов, вечно прося помощи то в расчётах по приведённым в статье формулам, то в слесарной работе, но, как вы уже поняли, ничего не работало. А однажды получилось нехорошо. Войдя утром в аккумуляторную я обнаружил сияющего Кевина, а на столе – раскрытый толстенный глянцевый журнал. Под заклинание «хоть в землю закопай...» посмотрел эскиз.

Это был разрезной вибратор на дециметровые волны, модифицированный рефлектором. Дело в том, что приём в усло­виях слишком сильного сигнала тоже создаёт проблемы, и эта конструкция была призвана их решить. Вдобавок, дециметровых каналов у нас ещё не было, всё метровые.

«А ты почитай, почитай... » – тыча пальцем в текст ответил Кевин на мои рассуждения. Я углубился в чтение, но не нашёл ни полслова, противоречащего сказанному мной. Попросил Кевина показать, где там написано, что это антенна высокой чувствительности, ему это не удалось. Зато я прекрасно показал в тексте места, почти слово в слово совпадающие со сказанным мной чуть ранее.


Вторая его наклонность была менее безобидна: он скупал акции безмерно расплодившихся в то время финансовых пирамид. Мечтая, разумеется, как деньги потекут к нему рекой. Семья жила впроголодь, а он фантики скупал. Полагаю, он собрал богатую коллекцию этих фантиков, и мог бы окупить вложения, если бы ещё такие коллекции кого-то интересовали.

Работа в его наклонности не входила. На неё не оставалось душевных сил. Мне стоило уйти на питомник, дабы освободить место такому достойному претенденту.


Вскоре ПТУ переименовали в колледжи. Кевин лопался от гор­дости, при любом удобном случае подчёркивая, что окончил КОЛЛЕДЖ. Грех смеяться над убогими.

Побег за смертью

Случилась попытка побега. Судя по многим признакам, это был рывок как форма суицида. Случилось это среди ясного денёчка, на самом коротком отрезке между двумя постами.

Беда в том, что одним из этих постов был пульт. Совсем строго, нарушение случилось в зоне ответственности оператора пульта, и стрелять полагалось ей, но она не только не стала сама стрелять, но ещё и начала истерично орать часовому другого поста, чтобы не стрелял. Но он, конечно, выстрелил.

Выстрел был мастерский: нарушитель получил безобидное сквозное ранение, которое, правда, на время поумерило его подвижность. Пультистка медленно осела на пол, и почти беззвучно заплакала. Через несколько минут вблизи вышки собралась толпа зеков. Они кидали в будку камни и орали: «Ты зачем бабу убил, гад!» Дети малые, честное слово. Пройдя задержание, следствие, суд, они не могли догадаться, что если бы парень реально завалил сотрудницу, его бы уже вели в СИЗО, находившийся здесь же, на территории «Пятёрки».

Меня всегда удивляла одна людская особенность. Говоришь что-нибудь по делу, правильное, толковое, а люди начинают спорить, пальцами у виска крутить. При этом выясняется, что никакими знаниями по теме они не располагают, так, проявляют критичность мышления, основанную якобы на здравом смысле. А стоит некой особи услышав звон, да не поняв где он, высказать свою версию, толпа народа, забыв критицизм и здравый смысл, наперегонки несётся демонстрировать свою дурость.


Подошёл Лёвка, сообщил: «Прощельчук СДЕЛАЛ, что у нас всё сработало». Я лишь кивнул. Это был один из трёх участков, где не работала емкостная, это был тот участок, где буквально за несколько дней до этого я обнаружил два параллельно подключенных «Пиона».

Значит, он приказал пультистке записать в журнал сработку емкостной, и переставил отвёрткой счётчик сработок. Продемонстрировал навык, которым я так никогда и не овладел.

Лёвкина исповедь

После всего пережитого Лёвку прорвало исповедаться.

За батюшку сошли мы с Кевином, за исповедальню – многострадальная аккумуляторная. Он рассказал, как на срочной службе, будучи комодом, довёл до самоубийства подчинённого младшего призыва, заподозрив его в стукачестве.

Потом переключился на текущее время, и рассказал, как наловил в аккумуляторной мышей, и оборудовал дома живой уголок, о однажды, вернувшись домой пьяный, в приступе агрессии утопил питомцев в унитазе, о чём утром сильно жалел.

Закончил он бурным покаянием, что многим должен некоторые суммы денег, занимая исключительно на выпивку.

Спасибо Прощельчуку с Бушинским за такого начальника.

Удачное приобретение

На радостях от счастливого устранения непреодолимо слож­ной для него неисправности, Прощельчук выдал нам новый тестер. До этого мы настраивали емкостные по снятому со сго­рев­шего зарядника вольтметру, где 40 вольт отображалось как 27.

Тестер был куплен давно, во времена борьбы с пьянством, и не бывал в работе, в чём я быстро убедился. Прибор давал только два показания: стрелка либо мёртво покоилась, либо резко зашкаливала. Ничего больше.

Прощельчук объяснил, что так и проверял работоспособность – замкнул щупы в режиме измерения сопротивления, стрелка метнулась, как героиня Латыниной, он и посчитал прибор исправным. Принёс в кабинет, засунул на антресоль, и достал уже в другой стране.

Объяснив, он унёс злосчастный девайс на свою основную работу, и больше я его никогда не видел. Чего «а именно»? А-а, прибор конечно, если бы Прощельчука, не с моим счастьем.


Вскоре в кабинете Прощельчука я встретился с мужичком, с которым он работал на той самой работе. Точнее, который работал за себя и за него там, как я здесь. Мужичок просил у напарника пилоточку для малолетнего внука. Пилоточки у кадавра не было, и я посоветовал ему отдать мужику голубой берет Белоснежки, всё равно он ей без надобности, так же валяется в  кладовке.

Ответом был отказ. Вот жлоб! Мужик за него работает, а он ему ненужную тряпку пожалел! Я сходил в аккумуляторную, нашёл серёгину пилотку, и отнёс тому мужику. «Даже со звёздочкой! Здорово!» А то! Не жлобствуем в отличие...

Сеанс самоопущения

Незаметно за делами началась чеченская война. Бушинский вызвал всё отделение (исключая Прощельчука, разумеется) в свой кабинет, и начал причитать: «Ох, не дай бог, не дай бог...» М-да... О каком уважении к начальнику можно вести речь, если он так откровенно празднует труса в присутствии подчинённых.

Вдоволь настрадавшись, бравый командир перешёл к делам: «Надо бы назначить ответственного за освещение. Как понимаю, кроме Задова некого». Идея в целом была дурацкая, ибо есть техник, и он отвечает за всё ЧАВО, включая освещение, и незачем назначать ответственных за каждый кол в заборе. А соображение, что электричеством должен заниматься электрик, выглядело вполне разумным.

Но Лёвка резко перевёл стрелку на меня, и Кевин с полобо­рота его поддержал. Самое дикое, что Бушинскому эта шизофре­ническая идея понравилась до форменного зацикли­вания. Сколько я ни объяснял ему, что электричеством должен заниматься электрик, и что настраивать емкостные умею я один, ничего не помогло, со временем это переросло в серьёзный конфликт, ставший едва ли не основной причиной моего ухода сначала с ЧАВО, затем и со службы. И если до этого я Лёвку с Кевином недолюбливал за тупость и лень, то теперь стал презирать наравне с Бушинским.

Эпилог к первой части

Потом случилась ещё одна логическая аномалия: Бушинский заставил нас поменять номера на вышках. Циферки на четырёх будках из пяти уменьшились на единичку. Народ путался в нумерации недели две, потом привык.

Приезжал командир полка проверить, в каком состоянии Прощельчук оставляет аппаратуру, уходя на пенсию. К моему удивлению, всё сработало. Заодно это дерево ходячее дало команду Бушинскому поощрить меня, чего гоблин и не подумал исполнять.

После этого Прощельчук ушёл на заслуженную пенсию, век бы его не знать. С дембельских выплат он купил новую машину и сыграл свадьбу с Белоснежкой.

А потом, уже в августе, был перевод из внутрен­них войск в структуру Управления внутренних дел. Попросту говоря, из солдат мы стали ментами. Вряд ли можно сказать, что это совсем другая история. Второй в жизни дембель прошёл гораздо будничнее первого, правда без загадок опять не обошлось.

На руке Прощельчука была наколка с мужским именем. Лично я ни секунды не сомневался, что это его имя. Многие, включая Белоснежку, его так и называли, и он охотно откликался. А тут, в ходе передачи материальной базы выяснилось, что в документах у него другое имя.

Непонятно.

Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: